Введите верный e-mail адрес
Подписаться
Вы успешно подписались на нашу рассылку

Кого можно назвать цифровыми диктаторами и какие существуют тактики техноавторитаризма 

Human Constanta
2 апреля 2024 Года

Техноавторитаризм, цифрофровой авторитаризм, или цифровая диктатура — это понятия, которые описывают широкий спектр стратегий и действий со стороны правительства для оказания давления и осуществления всепроникающего контроля над жизнями людей внутри или за пределами государства.

Вмешательства правительства в цифровую структуру для большинства стран с автократическим режимом — это обычное дело. Такое правительство контролирует, где и когда внедряются информационно-коммуникационные технологии, в каком объёме, как это будет происходить, и какая информация будет передаваться. 

Организация  Access Now, которая занимается защитой и расширением цифровых прав пользователь_ниц по всему миру, рассказывает о самых разных вариациях проявлениях цифрового авторитаризма в разных странах мира.

Цифровой комендантский час в Иране

В Иране интернет является многоуровневым: для разных групп пользовател_ниц доступны разные ресурсы в зависимости от рода их деятельности и социального статуса. Для журналист_ок — интернет только с подтверждёнными государством новостными, как правило, пропагандистским,  сайтами. Отдельный интернет есть для академического сообщества, где доступные материалы включают международный контент и платформы, заблокированные для обычных пользователей, но также прошедшие цензуру .

А вот интернет для государственных чиновников, напротив, может быть не ограничен. Всё остальное население Ирана имеет доступ к мобильному интернету на ограниченный список сайтов только в рабочее время, дальше действует цифровой комендантский час. 

Шатдауны в Восточной Европе

Если говорить о тактиках, которые наиболее широко цифровые диктаторы используют в регионе Восточной Европы и Центральной Азии, то чаще всего это отключения Интернета или шатдауны. Также в этих странах распространена массовая или таргетированная слежка, дезинформация и разжигание ненависти, онлайн-цензура. 

Отключением интернета или шатдауном называют преднамеренное нарушение работы Интернета или электронных коммуникаций. Это нарушение делает интернет недоступным или фактически непригодными для использования для определенного населения или в пределах определенного местоположения. Часто это делается с целью осуществления контроля над потоком информации.

Обратите внимание на наш материал о пяти сценариях того, как могут отключить интернет в Беларуси, исходя из технических возможностей.

Практически шатдаун можно определять широко и узко, одновременно. Есть примеры полного шатдауна, как в Беларуси в 2020 году или в Казахстане в 2022 году. Есть примеры локальных шатдаунов, например, в местах сосредоточения протестов (отключение более чем на 3 часа).

Отключения социальных сетей тоже считается шатдаунами. Пример такого ограничения — то, что сейчас происходит в России. Можно почитать наш материал на тему того, что TikTok блокирует 95% контента для пользователей в России, возможен ли такой сценарий для Беларуси?

Таргетированные блокировки веб-сайтов шатдаунами не считаются, однако если это принимает большой размах, то это тоже принимается за шатдаун. 

Почему на международном уровне важно запретить отключение интернета

Отключение Интернета — это глобальная проблема. Число стран прибегающих к шатдаунам растёт с каждым годом. В 2022 отключения интернета было зафиксировано в 35 странах, в период с января по май 2023 года — в 21 стране. В первой половине 2023 года было зафиксировано 80 отключений интернета, 12 из которых являются длящимися, т.е. перетекают из одного года в другой. 

Важно понимать, что отключения интернета способствуют большому количеству нарушений прав человека, а государства, которые активно пользуются практиками техноавторитаризма, пытаются это узаконить, например, Беларусь или Азербайджан. Поэтому важно, чтобы отключение интернета были запрещены на международном уровне.

Читайте подробнее о том, как связаны отключения интернета и права человека на примере Беларуси.

Массовая слежка с использованием шпионских программ

Массовая или таргетированная слежка включает в себя:

  • использование шпионских программ против критиков правительства или других лиц,
  • массовый сбор и хранение персональных данных,
  • а также использование систем биометрического наблюдения, таких как видеокамеры и технологии распознавания лиц. 

На примере Беларуси мы знаем как работает система распознавания лиц участни_ц протестов 2020 года. Такой же принцип использует в России для поиска тех, кто уклоняется от мобилизации или участвует в акция памяти оппозиционера Алексея Навального. 

Самым резонансным примером таргетированной слежки региона Восточной Европы и Центральной Азии можно считать заражение телефона главреда Meduza Галины Тимченко шпионской программой Pegasus. Pegasus – это шпионское программное обеспечение, разработанное израильской компанией NSO Group, которое устанавливается на телефон клиента zero click (бесконтактно) и даёт доступ к камере, микрофону, местоположению устройства и т.п. Pegasus неоднократно использовался для слежки за гражданскими обществом в периоды конфликтов, в том числе и военных.

Усиление пропагандистской риторики и разжигание ненависти

Дезинформация и разжигание ненависти — активное участие СМИ в разжигании ненависти против конкретных целей или сообществ, которое осуществляется через спонсируемые государством кампании пропаганды и дезинформации. 

С началом полномасштабного российского вторжения в Украину можно наблюдать как усиливается пропагандистская риторика и как активно используются разные стратегии ведения информационной войны. 

Разжигание ненависти и тактики, которые используют цифровые диктатуры, можно проследить на теме ЛГБТК+ и их сообществ. Один из примеров, Российские власти неохотно расследуют преступления против ЛГБТК+ представител_ниц.

При этом были выдвинуты обвинения против Юлии Цветковой, художницы, феминистки, ЛГБТК+ активистки. Суд просит приговорить её к тюремному заключению сроком от двух до шести лет за ведение страницы в социальных сетях о бодипозитиве, феминистких и художественных ценностях.

Онлайн цензура — непропорциональные ограничения свободы слова в цифровом пространстве, блокирование независимых СМИ и веб-сайтов НГО, запугивание и принуждение их к самоцензуре.

В Беларуси независимые СМИ не только блокируются, но и нон-стоп признаются «экстремистскими ресурсами». Примерно такая же ситуация происходит и в России и «иноагентами».

Самоцензура в Интернете актуальна не только для СМИ. С 2017 года все сайты в Казахстане обязаны запрашивать регистрацию через СМС и дополнительные верификации для тех, кто хочет оставить комментарии на веб-сайте.

Как бороться, или хотя бы снизить влияние цифрового авторитаризма на деятельность гражданского общества

Access Now –– международная правозащитная организация, которая занимается защитой цифровых прав пользовател_ниц в зоне риска: журналист_ки, правозащитни_цы, активист_ки и в целом всё гражданское общество. Оказывает прямую техническую поддержку 24/7 на 12 языках

«Цифровая диктатура: тактика авторитаризма и сопротивление в Восточной Европе и Центральной Азии» — исследование, которое представили Access Now и Human Constanta. 

Оно содержит подробные рекомендации по борьбе с разными тактиками цифровой диктатуры. Перечислим некоторые:

  • Доступ к виртуальной частной сети (VPN).
  • Инструменты усиления анонимности и онлайн-шифрования.
  • ПО для защиты от DDoS-атак.
  • Развитие инициатив для поддержание глобального интернета свободным, открытым и безопасным.
  • Шифрование устройств в пользовании с помощью глубокого шифрования диска.
  • Использование мессенджеров с повышенным уровнем приватности.
  • Установка браузеров с повышенным вниманием к приватности данных — Firefox Focus, Tor Browser, Brave, DuckDuckGo Mobile.
  • Использование антивирусов на устройствах и двухфакторной аутентификации.

Ни шатдаун, ни массовая или таргетированная слежка, ни цензура не являются пропорциональными мерами взаимодействия в рамках конфликтов или сложных ситуаций. Они лишь усугубляют социальный, гуманитарный, экономический кризис в рамках региона, где эти меры применяются.

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
Антидискриминация

«‎Сами вы экстремисты!»: как беларусские де-факто власти нарушают «‎антиэкстремистское» законодательство и что говорит принцип недискриминации

«‎Антиэкстремистское» законодательство в Беларуси.
Лаборатория цифровых свобод

Яндекс, Tilda, mail.ru: почему больше не стоит доверять свои данные российским сервисам

Как российские спецслужбы могут собирать данные ваши и ваших пользователь_ниц через частные сервисы.
Лаборатория цифровых свобод

VPN окошко цифровой свободы и безопасности: можно ли его заблокировать?

Почему эта технология до сих пор остается одним из самых безопасных способов читать запрещенную и заблокированную в стране информацию
Лаборатория цифровых свобод

Как и зачем государства перемещаются в метавселенную и нужно ли это новой Беларуси

Может ли метавселенная спасти от цифрового авторитаризма? Разобраться в этом вопросе нам помогла Анастасия Жирмонт, региональная координаторка по связям с общественностью в Восточной Европе и Центральной Азии организации Access Now, которая занимается защитой и расширением цифровых прав пользователь_ниц по всему миру.
Лаборатория цифровых свобод

Не толькі згода. Якія падставы для апрацоўкі даных дае некамерцыйным арганізацыям GDPR

Найперш, давайце разбярэмся з базавай тэрміналогіяй. Што такое апрацоўка персанальных даных?